1107

Госдумой должен быть рассмотрен в третьем, окончательном чтении проект поправок к закону о развитии малого и среднего предпринимательства (МСП) — они вводят в правовое поле понятие «социального предпринимательства» и обязывают ФНС учитывать в реестре МСП «социальные предприятия». Акцент проекта Минэкономики сделан на массовую занятость социально уязвимых групп в «социальных предприятиях»: федеральные власти могут оказывать поддержку таким субъектам МСП и, очевидно, должны иметь в виду именно поддержку социального предпринимательства. Регионы могут дополнительно расширить списки социально незащищенных граждан, и без этого сильно расширенные разработчиками,— в их числе освободившиеся из тюрем, пенсионеры, малоимущие и выпускники детдомов.
Документ, разработанный Минэкономики, обсуждается с 2016 года, в результате законопроект был внесен в ГД в ноябре 2018 года, рассмотрен в первом чтении 5 мая 2019 года и во втором — 26 июня, третье чтение назначено на 11 июня.
В процессе работы над законопроектом в Госдуме он существенно расширил область применения. Изначально предполагалось, что «социальным» в РФ будет считаться бизнес, удовлетворяющий одному из четырех основных критериев: не менее половины занятых в нем — социально незащищенные граждане, торгует произведенными ими товарами или наоборот, товарами, произведенными для таких граждан, или занимается деятельностью, «направленной на достижение общественно полезных целей, способствующих решению социальных проблем граждан и общества в целом» (перечень определяет правительство).
К этой категории законопроект теперь относит инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья, одиноких и многодетных родителей, пенсионеров и граждан предпенсионного возраста, выпускников детских домов, лиц, освобожденных из мест лишения свободы (три последние перечисленные категории — это в целом новация в российском подходе к этой проблеме), беженцев и вынужденных переселенцев, малоимущих граждан и лиц без определенного места жительства, а также любых граждан, признанных нуждающимися в соцобслуживании.
Это оказание социально-бытовых, социально-медицинских, социально-психологических, социально-педагогических и социально-трудовых услуг таким гражданам, производство и реализация медтехники, протезно-ортопедических изделий, программного обеспечения, а также технических средств, которые могут быть использованы исключительно для профилактики инвалидности или реабилитации инвалидов, организация отдыха и оздоровления инвалидов и пенсионеров, создание условий для безбарьерной среды.

Для самого МСП, не специализирующегося в социальной сфере в понимании закона, видимо, главная открывающаяся возможность — трудоустройство социально незащищенных: среди работников их должно быть не менее 50% (но не менее двух), минимальная доля оплаты их труда в фонде оплаты труда компании — не менее 25%. Для учета и контроля также решено ввести фиксацию «социальности» такого бизнеса в реестре субъектов МСП (его ведет ФНС) — первые предприятия категории «социальное» появятся в нем после 10 апреля 2020 года.
Очевидно, что ФНС будет довольно пристально рассматривать отчетность таких предприятий, по крайней мере на первых порах,— в 1990-х существовали довольно примитивные схемы оптимизации налогов по таким льготам. Вероятны и попытки использования нового режима поддержки «социальных предприятий» в этой сфере, в первую очередь в сфере субсидий. Законопроект не требует, чтобы «социальное предприятие» было занято «социальным предпринимательством» в прямом смысле, им не может быть лишь «деятельность по производству и (или) реализации подакцизных товаров, а также по добыче и или) реализации полезных ископаемых, за исключением общераспространенных». То есть таковым может быть в том числе и гравийный карьер, в штате которого формально заняты в основном дети-сироты,— попытки отмывания региональных субсидий через них вероятны.
Впрочем, Минэкономики явно видит главной поддержкой социального бизнеса не субсидии, а инфраструктуру — так, в документах ведомства указывается проект субсидирования центров инноваций социальной сферы (создан 31 ЦИСС), в последние три года на их базе поддержку получили 4,4 тыс. субъектов МСП и реализовано 750 социальных проектов.
Законопроект реализует достаточно консервативный подход к «социальному предпринимательству», акцентируясь на массовом трудоустройстве социально незащищенных групп. Это лишь частично снимает проблемы дискриминации в РФ высокофункциональных инвалидов и части социально незащищенных людей, чьи проблемы не связаны с уровнем дохода и образования. Проблемы их деприваций, впрочем, вряд ли возможно снять механизмом «социальных предприятий». Успех же обсуждаемого проекта, видимо, может быть обеспечен лишь реальной массовостью движения «социальных предприятий», обеспеченной смежными проектами власти в этой сфере. В России довольно немного автономных от государства факторов для быстрого роста «третьего сектора» (религиозная активность, благотворительность, первичный политический активизм, земляческие и этнические движения, институты профессиональной солидарности), которые могли бы поддерживать развитие соцпредпринимательства сами.

banner2017

 

rspp

 

opora

dr

 

sokolov 

220x80

lapm

 

logotip

wom

sentre p